4135d6fe

ТОП лучших зарубежных сериалов 2017 года

Наследие (4 сезон). Красивая датская домашняя трагедия о дележке наследия. Государственное богатство Дании – художница Вероника Гроннегард (Керстен Олесен) – перед гибелью надумала начеркать большую часть собственного богатства, включая семейный «особняк», старшей дочери Сине (Маша Бах Хансен). Перца этому заключению дополняет то событие, что Сине с детства была отдана на образование папе и получает собственную мачеху за химическую мать. В вмиг на Сине упало не только лишь положение, но также и новая семья в качестве крайне недовольных решением Вероники 2-ух братьев и сестры. Все трое – люди не бедные, однако у любого собственные проекты на наследие, и все достаточно давно посчитано и описано. Сестра Гро (Трине Дюрхольм), всю жизнь проработавшая с области художества, грезит заморозить дом в роли музея. Младший брат Фредерик (Карстен Бьорнлунн), обвинявший мать в гибели собственного отца, одержим мыслью перебраться в дом с семьей. А старшему Эмилю (Миккель Боэ Фельсгор) просто необходимы денежные средства, чтобы рассчитаться с заимодавцами в Тайланде, где он неосмотрительно организовал отельный бизнес. Стараясь оставить нейтралитет и не поссорить новообретенную родню, Сине ищет разные пути к компромиссу, вплоть до отказа от наследия. Однако на нее по очереди жмут братья с сестрой и супруг с папой, которым такой неожиданный прилаживание не казался даже в наиболее храбрых вымыслах. В конечном итоге, показав все вероятные чудеса изобретательности и не встретив ничего, помимо шантажа и общего недовольства, Сине сатанеет и постановляет судиться. В следствие чего из всех сейфов водопадом сыпятся костяки, герои по очереди начинают друг дружку раздувать, заменять, обманывать и утрачивать наш вид. Нужно еще добавить, что около злополучного коттеджа курит траву в собственном импровизированном сарае заключительный супруг Вероники и отец Гро Томас (Еспер Кристенсен) — старый волосатый и музыкант-авангардист, интересы которого также упоминаются прямо. Сериал даст сто очков вперед самым тяжелым детективным триллерам. Что бывает удобопонятнее и увлекательнее, чем история о разделе богатства? Тут, кроме того, совершенно как в «Игре престолов» – в любой серии зрительские любви и антипатии плутают от богатыря к герою, и взять чью-то позицию до конца ой как трудно.

Огромная небольшая неправда (1 сезон). Похожий хит австралийской писательницы Лианы Мориарти – воистину завораживающее феминистское чтиво о «женской доле», в которое вместились почти все жаркие темы, обсуждаемые вчера в медиапространстве. Травля в школе, семейное насилие, переживание развода, низкая детоцентричность, матери-наседки против матерей-кукушек и прочее. Однако на примере всех этих явлений создатель выдернула на свет всемилостивый и осмотрела под лупой женскую слабость, которая никуда в 21 столетии так и не подевалась, и у одних видоизменяет в болезненную ущербленность, а у прочих – в высокую виктимность. Безвредная, изначально, обвязка извлечет бесов из под постелей и проветривает платяные кладбища героинь. Постановка, снятая Жан-Марком Валле («Дикая»), – отличный образец высококачественного передвижения «чик-лита» на киноязык. Окружающая среда города и нравы героинь, весь данный воздухонепроницаемый мирок, изображенный Мориарти, точно сообщен в телесериале, однако без ненужного пиетета к букве подлинника. все сюжетные линии подкручены, однако точно так, чтобы заземлить всю данную историю, сделать ее не менее реальной.

Позабытые Господом (1 сезон). Неясный, неприятный и сначала беспощадный вестерн Скотта Фрэнка, написавшего «Логана» и снявшего «Прогулку среди могил». Бешеный Восток, XIX век, шесть угрюмых и нелинейно переданных трагедий, которые неожиданно объединяет молодой бандит Рой Гуд (Джек О’Коннелл), изыскавший врожденный законопроект и пошедший против главаря региональной шайки Фрэнка Гриффина (Джефф Дэниэлс), выполнявшего, в целом, повинности его отца. Фрэнк, которого Стивен Седерберг внушал снимать не кинофильм, а сериал, в конечном итоге ярко собирает в одном месте почти всю историю вестерна, точнее и увлекательнее, чем в «Американских богах», создаст галерею верований (от приключенческих басен и индийских легенд до христианства). В конце концов, он отображает царапины североамериканской истории в веренице собственных трагедий, мимоходом придумывая довольно оптимистическую – по меркам фронтира – историю. В конечном счете, законопроект оперативный либо умерший исторически оказался повержен, следовательно, борьба с черной стороной нашей души не проиграна.

Мост (4 сезон). Самый лучший на данный момент датско-шведский сериал после 2-го года лишился одного из основных героев, однако никак от данного не проиграл. Во всех сезонах «Моста» убийства попадают под юрисдикцию датской и шведской милиции, потому следствие ведут детективы из обоих стран. Сюжет всегда обыгрывается за счет абсолютно толстовского комплекта работающих лиц, сопряженных между собой убийством – кармически либо как-нибудь по-другому. Прежнее лицо телесериала – детектив Песнь Норен (София Хелин) в кожаной броне, что-нибудь среднее между социопатом и аутистом. В 1-м году сценаристы начинали с социальных неприятностей, однако затем бойко одурачили аудиторию и ушли в другом направлении, что сделало следующие сезоны лишь лучше. Доля скачивания и просмотра сериалов онлайн рекомендуем сайт relz.ru.

Рик и Морти (3 сезон). Основной научно-фантастический сериал наших дней – история про безумного научного работника Рика (Джастин Ройланд) и его не сильно догадливого потомка Морти (он же), которые странствуют по иным мирам, планеткам и измерениям. Ройланд и Дэн Хармон («Сообщество») разработали едкий и лопающийся от отсылок к традиционному сай-фаю, как «Футурама», сериал. Как часто бывает в современной (и достаточно совершеннолетней) комедии, едкость главного героя и творцов телесериала не исключает проникновенности: конец 2-го года стал одним из сильнейших волнений 2015 года для телезрителей, а 3-й стал активно развивать тематику домашних отношений и внешних столкновений. С выдумкой у Ройланда и Хармона также все в порядке: свежие моменты выходили все лучше и лучше, немного отдав к концу, который гарантирует еще более невразумительных происшествий и отношений.

Темные созвездие (4 сезон). В 2014 г одна из наиболее интеллектуальных костюмированных драм на ТВ (даром, что начиналась она как бесчестное пиршество про пиратов) закончила замечательное плавание. В конечном итоге «Черные паруса» были историей про пиратскую вольницу – полуостров Нью-Провиденс, однако с подвохом. Сущность ее сводится к тому, что любой из героев вносил собственный резон в это место – и от напластования этих резонов (и от готовности любого богатыря скончаться за собственную мысль) и произошла реальная катастрофа. Но это еще не все. Нужно сообщить, что сериал заколачивает в ступор открытым и слишком концептуальным концом. Спорить по его предлогу можно безгранично (как и выставлять различные трактовки насчет того, что случилось в середине), однако логично одно: история капитана Флинта, Джона Сильвера, Билли Бонса и прочих героев «Острова сокровищ» оказалась совсем не приквелом к роману Роберта Льюиса Стивенсона, а миром, который данный роман посеял.

Рыбак за умом (1 сезон). Netflix продолжает завлекать знатных режиссеров проектами грезы: не то чтобы Дэвид Финчер всю жизнь мечтал экранизировать нон-фикшн экс-фбрцовца Джона Дугласа и Марка Олшакера, однако очевидно рвался продлить повествование так, чтобы оно почти остановилось. В кино воплощением данной мысли фикс стал «Зодиак», «Охотник за разумом», сообщающий о появлении в недрах Федеральное бюро расследований 70-х преступной психологии. В телесериале Финчер сделал второй большой шаг вперед. Отныне его герои не только сотрудники полиции маньяки (первые в сочетании весь сезон разъезжают по США и поспрашивают вторых). Даже представить одним из героев Mindhunter эру, как в «Двойке», – чересчур просто. Финчер соткал неудобную 70-чески бредовую сеть, где любой звук и шелест считается частью всемирного беспокойства. Безрассудство мира аукается в сумасшествии людей – либо напротив. Вероятно, Финчер доберется и до причинно-следственной связи.

Ненависть (1 сезон). Если и есть в Голливуде реальный феминист, то это Райан Мерфи. И он не занимается пустой трепотней – он делает. В «Хоре» Мерфи дал вторую жизнь десятку полузабытых музыкальных бестселлеров. В «Американской истории ужасов» перезапустил карьеру Джессики Лэнг, гарантировав ее работой на долгое время. То же самое он сделал с карьерой Сары Полсон, Анджелы Бассет, Клеа Дюваль и Фрэнсис Конрой. Не удивительно, что для первого года собственной новой антологии «Вражда» Мерфи избрал историю соперничества 2-ух легенд Голливуда – Джоан Кроуфорд и Бетт Дэвис. Будучи немолодыми, эти актрисы стараются сдержаться на плаву, быть любопытными посетителю, утратив «товарный вид». И способны сняться совместно, настав на горло основательной долголетней антипатии. Здесь Мерфи получается говорить с «повесткой дня» как никому другому: все эти тоскливейшие компьютерные феминистские фальшивки вида «Битвы полов» дают какой-нибудь высиженной пропагандой. А неподдельный энтузиазм Мерфи к легендам и легендам Америки вообще и Голливуда например делают его истории такими завораживающими.Право слово, смотреть на 71-летнюю Сарандон в качестве Бэтт Дэвис и 68-летнюю Лэнг в виде Кроуфорд было намного увлекательнее, чем на обшитый латексом тыл Скарлетт Йоханссон в «Призраке в доспехах».

Оставить комментарий

Видео
Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн   Авг »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031