4135d6fe

Как летучие мыши «видят» ушами

В 1793 году итальянский эксперт Лазаро Спалланцани нашел поразительный факт. Он узнал, что 2 вечерние летуньи — сова и летучая мышь — себя ведут абсолютно по-всякому, когда оказываются в совершенно черной комнате. Первая даже не делает усилий повыситься, но несмотря на это 2-я — смело порхает, будто бы зрение ей ни к чему. Эксперт полностью удостоверился в данном, когда залепил летучей мыши глаза.

В следующем году 2-й эксперт — швейцарец Шарль Жюран — повторил и доказал эксперименты Спалланцани. И узнал что-то свежее. Выяснилось, что мышка на самом деле «ослепла» только после того, как ей захлестнули воском уши. Разве для ориентации в тьме данный зверь пользуется слухом?

Большой престиж среди натуралистов — британец Жорж Шампанское — вообще сообщил, что опыт Жюрина был чересчур жесток. Дескать, воск в ушах зверьков не только лишал их слуха, но также и выпускал суммарный шокирующий эффект, почему те и оказывались беззащитными.

Вместо Шампанское выставил другую — вроде бы не менее здравую — догадку. С его точки зрения, летучие мыши владеют каким-то шестым ощущением — т.н. осязанием на дистанции, и готовы ориентироваться по отражаемым от осложнений струям воздуха. Как и в истории с «доктриной катастроф» (заменой вторичной теории Ламарка), знаменитый естественник сделал ошибку.

В 1912 году английский первооткрыватель Хайрем Стивенс Максим (тот, что сделал одинаковый автомат) был, как и очень многие, ошеломлен катастрофой корабля «Титаник». Тогда он рекомендовал применять в процессе плавания способ эхолокации, чтобы по парированным голосовым сигналам можно было бы известить столкновение фрегата с большим осложнением вроде айсберга. Синхронно Максим выразил идея, что, вероятнее всего, таким методом пользуются и летучие мыши. Впрочем, он полагал, что для ориентации эти зверьки отправляют в место инфразвуки (звуки неслышимого невысокого регистра), которые выпускают при помощи взмахов крыльев.

В 1920 году мысль Максима поддерживал английский врач Х. Хартридж с уточнением, что «лот» летучей мыши «действует», скорее всего, не на инфра-, а на ультразвуках (т.е. в неслышимом высшем регистре).

Но опытно эти предположения были доказаны только в 1938 году, благодаря 2-м работникам Гарвардского института — физику Джорджу Пирсу и его абитуриенту Дональду Гриффину. Причал спроектировал электронный инструмент, способный видеть ультразвуки, а Гриффин додумался поднести к приспособлению клетку с летучими мышами. Из динамиков расплылся громкий удар. Выяснилось, что вечерние охотницы не так бесшумны, как представлялось.

Гриффин и Причал занялись летучими мышами вплоть и сделали еще много открытий. К примеру, они узнали, что зверьки утрачивают дееспособность ориентироваться, когда их лишают не только лишь слуха, но также и возможности его испускать.

В общем «локатор» рукокрылых работал так. В полете летучая мышь издает детальнейшие звуковые писки. Брошенный знак отображается от препятствия, улавливается ушами, и по времени его задержки зверь устанавливает отдаление до объекта. Чем ближе объект, тем больше частота высылаемых сигналов — мышка, как бы, делает «острота».

Анализатор ультразвуков у рукокрылых потрясает собственной правильностью и скоростью обработки. Прежде всего, летучие мыши должны различать собственные знаки от сторонних звуков. Во-вторых, они готовы поймать собственным голосовым «сканером» даже проволоку шириной менее мм. Да что там проволоку — муху, которая к тому же еще и движется!

Есть у эхолокации и собственные минусы. Прежде всего, звук на огромных расстояниях рассеивается. Потому собственное регулярное жилье (будь то клетка либо пещера) мыши предварительно тщательно «сканируют», а затем как правило пользуются приобретенной картиной по памяти. К примеру, когда специалисты обменивали размещение дверцы в клетке, то зверьки некоторое время по привычке тыкались в старый выход, пока не отмечали неважное.

Также известно, что звуки прекрасно глушатся нежными шершавыми поверхностями. Потому очень многие вечерние бабочки имеют лохматое тело — трудноотличимое для «сонара» рукокрылых. Вероятно, по данной же причине летучие мыши часто вмешиваются в роскошных женских стрижках. Все о науке, космосе, инновациях и исследованиях читайте и смотрите на сайте allabscience.com.

Есть у этих зверьков вторая неприятность. Если вы взгляните на галерею различных типов рукокрылых в анфас, то вероятнее всего, примете решение, что эти ужасные химеры соскочили прямо с картин Босха. Для чего нестойким мышам огромные уши, ясно. А для чего им такие безобразные носы — с наростами и самой необычной формы?

Все дело в том, что когда добыча угождает летучей мыши в рот, она на некоторое время лишается возможности кричать. Потому очень многие рукокрылые стали применять рот в роли специального резонатора. Также, у любого вида собственный рот и собственный звук, что, согласитесь, также важно. Неспроста наименования определенных типов очень информативны — щелеморд, млекопитающее, гладконос, копьенос и складчатомордый листонос.

Надо сказать, глазки у рукокрылых хотя и небольшие, однако далеко не излишние. Как бы безупречна ни была эхолокация, в случае наличия света зверьки предпочитают рассчитывать и на зрение. Когда в 1946 году биолог А. Кузякин произвел летучих мышей днем, то четверть из них начала колотиться в окно со слепотой мухи. Когда же глаза им закрыли, локатор заработал на общую мощь и заблуждаться зверьки прекратили.

Не все рукокрылые имеют образованную эхолокацию. Прежде всего, это находится в зависимости от метода питания. Наиболее трудные и индукционные знаки выпускают насекомоядные летучие мыши, основные серьезную охоту. У менее серьезных подковоносов частота и протяженность ультразвука меньше. Эти мыши охотятся как бы из «засады» — висят на ветке и «сканируют» окружающее место в поисках добычи. И уж после того, как цель замечена, кидаются за ней в погоню.

Есть среди летучих мышей и рыбоядные, обитающие в Латинской Америке. Их летательная мембрана до хвоста не доходит. Она кончается в регионе коленей, оставляя когтистые задние лапы свободными. С их помощью мышка и улавливает собственную рыбу. Насчет того, какую роль играет в ночной рыбной ловле локатор, специалисты продолжительно торговались и в конечном итоге приняли решение, что он отвечает, в первую очередь, на всплески жидкости и вынырнувших на плоскость рыб.

Наиболее же слабые эхолокаторы принадлежат подобным различным по методу питания рукокрылым, как вегетарианцы и кровососы.

Оставить комментарий

Видео
Январь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031