4135d6fe

Османский султанат

Поражение восстания 1415-1416 годов. не значило еще конца кризиса. После гибели Мехмеда I снова загорелись династийные разногласия, чему в большой степени содействовали византийцы. Сначала они позволили Дюзме Мустафе выступить против сына Мехмеда I Мурада II (1421-1444, 1446-1451), заявленного наследником отца. После этого в междоусобную войну всунулся еще один кандидат — старший брат Мурада Кючюк Мустафа, подхваченный теми малоазиатскими беями, которые еще старались оставить собственную независимость.

Только к концу 20-х годов XV в. с заключительным присоединением к турецким владениям княжеств Айдын и Ментеше и смертью измирского бея Джунейда (согласно заявлению византийского создателя Дуки — «самого опытного в художестве ведения битвы турка») картина в государстве стала стабилизироваться. Про это говорит и активизация внутренней политики султанского правительства, снова направившегося к агрессивным походам на Балканах. В 1430 г. турецкие войска второстепенно завоевали Салоники, что сделало возможным закончить покорение Македонии. В дальнейшие годы Мурад II сделал свежие экспедиции в Грецию, Албанию и Сербию.

Будущее продвижение турецких завоевателей на северо-восток наткнулось на упрямое противодействие венгров возглавляемые одаренным военачальником Яношем Хуньяди. Только в 1448 г. в схватке на известном Косовом поле турки сумели полностью разбить малочисленное венгерское армия. Это поражение существенно обессилило боевую мощь заключительного страны в Юго-Восточной Европе, способного упрямиться турецкой экспансии.

С восстановлением агрессивных операций в Юго-Восточной Европе и второстепенным повиновением турецкой власти бейликов в Восточной Анатолии стартует момент оперативного распространения тимарной системы. Большая раздача покоренных территорий в роли символических пожалований привела к большому повышению числа «людей клинка» и расширению социальной базы султанской власти.

Синхронно выросла численность пехотинец и прочих «государевых рабов», что принудило турецкую вершину решительно поменять порядок комплектования капыкулу. Так как прошлые источники пополнения не обеспечивали надобности страны, стартовал систематичный комплект (раз в 3 либо 7 лет) детишек и юношей из подвластного католического населения Балкан, в первую очередь из славян и албанцев, в порядке насильственной разверстки либо оригинального «жизненного налога» — «девширме».

Рекруты подчинялись искусственному отуречиванию и исламизации, для чего их как правило нацеливали в турецкие, в основном аграрные, семьи в Маленькой Азии, где они применялись на разных внимательных работах. Через несколько месяцев грядущих «государевых рабов» возвращали в янычарские казармы, из них отнимали претендентов для службы при дворе, в янычарском каркасе либо в разных султанских мастерских. Если Вас интересуют дешевые туры в Турцию из Казани рекомендуем сайт primasan.ru.

Необходимость в пополнении регулярного войска была в особенности высока, так как турецкая вершина видела в нем самый важный аппарат закрепления сильной главной власти и целостности страны. В данный момент части, заключавшиеся на жалованьи у султана, разграничивались: вместе с янычарской пехотой вышли подразделения конной гвардии и каркас артиллеристов — топчу. Удостоверившись еще в середине XIV в. в производительности нового пулевого оружия, турецкие правители в 1-й половине XV в. стали активно оборудовать собственную армию пушками и мушкетами. Синхронно стал формироваться ВМФ, так как под турецкий контроль перешли широкие регионы на побережье Темного, Эгейского и Средиземного морей.

К концу XV в. турецкая армия по собственной компании и военным качествам не проигрывала азиатским ополчениям и нанятым войскам, кроме того, обычно, турки имели большое числовое преимущество над армиями иных стран. Последнее событие сыграло не последнюю роль в погроме второго крестового похода, созданного в 1444 г. папским легатом кардиналом Джулиано Чеззрини при помощи короля Венгрии и Польско-Литовского страны Вячеслава III.

Организаторы похода рассчитывали пользоваться осложнившимся инцидентом внутри турецкой управляющей элиты, в итоге которого Мурад II должен был летом 1444 г. сообщить о собственном уходе от федеральных дел и передаче минерал собственному четырнадцатилетнему сыну Мехмеду, грядущему известному султану Мехмеду II Фатиху (1451-1481).

Когда же извещение о нападении крестоносцев под руководством Я. Хуньяди дошло до Эдирне, испуганные стремянные убедили Мурада взять на себя руководство турецкими армиями. 10 декабря 1444 г. под Варной случилось сражение, в котором армия Мурада II оказалась в два раза большей, чем польско-венгерское армия Хуньяди. Средневековое ополчение потерпело сильное поражение, были убиты и повелитель, и кардинал.

В годы руководства Мехмеда I и Мурада II длилось и старания по кодификации турецкого права в качестве сводов законодательных утверждений (канунноме) по отдельным санджакам. В них обобщались решения по управленческим, экономическим и криминальным делам, ставились основы налогообложения разных групп податного населения, регулировались вопросы поземельных отношений с учетом практики, образовавшейся в данных участках к моменту их подключения в Турецкое правительство.

С позиции правоверного права такие кодексы представляли нововведение, несколько умалявшее роль шариата. Сочинявшие их законоположения основывались преимущественно на нормах стандартного права и распорядках, действовавших до турецкого покорения, поэтому время от времени значительно расползались с шариатскими догмами, которыми как правило управлялись шиитские судьи-кадии.

С руководством Мурада II соединено второе значительное новшество. От пор Орхана наиболее авторитетными внутренними лицами в турецкой иерархии были кадиаскеры. Существование факультета высочайшего боевого арбитра значило, что зона ответственности шариатских судов была урезана преимущественно сферой прав человека и рассмотрением дел податного населения, в то время как вопросы, дотрагивавшиеся представителей главенствующего класса Ласкерии, решались кадиаскерами. В 1424 г. был учрежден пост шейх-уль-ислама как ведущего завещанного престижа (основного муфтия). Первым основным муфтием стал Мехмед Шемседдин Фенари (1350-1431), входивший в круг людей,очень близких к шейху Бедреддину Симави.

Определяя Фенари на должность шейх-уль-ислама, Мурад II очевидно надеялся снабдить внешнюю надежность режима с помощью не менее действенного взаимодействия с улемами и одновременного наблюдения над ними. Положение Фенари было дуальным. За собственные прямые обязанности выпускать фетвы (решения о допустимости с позиции правоверной церкви того либо другого действия либо события) он обязан был приобретать повседневное жалование в 30 акче, в то время как кадиаскеру надеялось 500 акче.

Основной духовенство не был введен в султанский диван; все предназначения педагогов в медресе, муфтиев и кадиев оставались в руках султана, знаменитого визиря и кадиаскеров. Все-таки возникновение в Турецком султанате настолько веской фигуры, выступавшей в роли основного специалиста и стража правоверной веры, содействовало увеличению воздействия турецких правителей в исламистском мире. Они насколько бы равнялись с мамлюкскими султанами Египта, державшими под собственным попечительством выживших преемников аббасидских халифов. Заключительные традиционно считались внутренними главарями всех шиит, и заступничество им давало мамлюкским повелителям основание претендовать на роль лидеров правоверного Запада.

Оставить комментарий

Видео
Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл   Сен »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031